%)

Край спе­ло­го соч­но­го арбу­за пока­зал­ся из-за гори­зон­та, осве­тив шер­ша­вым места­ми све­том окра­и­ну лоша­ди­но­го горо­да. Боль­шин­ство его оби­та­те­лей толь­ко-толь­ко про­ти­ра­ли коле­са, гото­вясь «соби­рать арбу­зы». Но были и люби­те­ли лимон-виш­ни, кото­рые уже выдви­ну­лись к сво­е­му лом­тю вет­чи­ны и теперь бла­жен­но потя­ги­ва­ли хомя­ка. Бере­зо­вый Конь Само­стрел был как раз таки люби­те­лем лимон-виш­ни и, поэто­му, когда арбуз толь­ко начал выка­ты­вать­ся, он уже тянул хомя­ка на веран­де перед домом. Коле­са его лени­во дави­ли соба­ку с мылом.

Дом-кот напро­тив потя­нул­ся, звяк­нув таре­лоч­ка­ми, и выро­нил из себя Мохо­во­го Сви­на Кис­ло­го Шекс­пи­ра.

- Не пода­вись! – крик­нул Коню Кис­лый Шекс­пир.

- И тебе того же! – ска­зал в ответ Само­стрел, разо­рвав пер­во­го хомя­ка и натя­ги­вая вто­ро­го.

У Сви­на вста­ла мор­ков­ка.

- При­ят­но­го аппе­ти­та! – он мах­нул Коню и пошел сеять клуб­ни­ку в огу­рец.

Когда огу­рец Кис­ло­го Шекс­пи­ра вылез из под колес, Бере­зо­вый Конь залез в киш­ки и рас­то­пил печь. В седь­мом ряду мор­ков­ки рос огу­рец Твер­до­го Мыша Куро­щу­па. Конь рас­то­пил печь, зако­пал лимон-виш­ню, при­рос к вет­чине и начал ее давить. Когда нако­нец про­клю­нул­ся огу­рец Мыша Куро­щу­па, Само­стрел начал давить его. Но вот огу­рец вырос и сжег Коня.

- При­ят­но­го аппе­ти­та, – ска­зал Мыш.

- При­ят­но­го аппе­ти­та и тебе, – поже­лал ему Бере­зо­вый Конь, – в какой ряд пере­са­жи­вать будем?

- Ско­рее все­го в трид­ца­тый – отве­тил Твер­дый Мыш, про­се­и­вая клуб­ни­ку в огу­рец, – бли­же никак.

- Дале­ко­ва­то, – Конь захо­тел сва­рить каль­мар.

- Дал­ся тебе этот каль­мар? Мор­ков­ные гряд­ки так оку­чим, что ни одной арбуз­ной косточ­ки не съе­дим.

Бере­зо­вый Конь уку­сил Мыша за ябло­ко, и огу­рец начал про­кле­вы­вать­ся воз­ле лысо­го оду­ван­чи­ка. Огу­рец все рос и рос, но тут в блю­до нали­ли кофе, и из вет­чи­ны высту­пи­ло сало. Со всех сто­рон к огур­цу тянул­ся укроп. Теперь уже Бере­зо­вый Конь Само­стрел и Твер­дый Мыш Куро­щуп вари­ли каль­мар вме­сте. Конь силь­но тянул хомя­ка и давил вине­грет. Осо­бен­но укроп. Мыш ел клуб­ни­ку, изо всех сил давил укроп и вет­чи­ну и варил каль­мар на откры­том огне. Но укроп все-таки ухва­тил­ся за огу­рец, и Мыш с Конем Само­стре­лом попа­ли в блю­до.

На сле­ду­ю­щей гряд­ке воз­ле огур­ца и укро­па вырос бакла­жан. Свин Кис­лый Шекс­пир зада­вил вет­чи­ну, укроп и огу­рец Твер­до­го Мыша. Затем дол­го катал­ся по дну.

- Кофе без саха­ра, – нако­нец изрек он, – добавь­те это в салат. Но ника­ко­го пер­ца.

- Без косто­чек, – Ело­вый Зяб­лик Воню­чий Тол­стой поста­вил воду на пель­ме­ни.

Поде­лить­ся:

Добавить комментарий

Поля "Имя" и "E-mail" - не обязательные