Кайфонавты. Эпизод II: Пространственно-временной.

Рас­сказ, ско­рее все­го, нико­гда не будет допи­сан.
Пер­вая часть

1. «Легенда…»

— Прошу вас, сюда. Мы нахо­дим­ся в послед­нем зале нашей экс­кур­сии. Глав­ным экс­по­на­том здесь явля­ет­ся «Мемо­ри­ал вои­нам-осво­бо­ди­те­лям». Как види­те, скуль­птор запе­чат­лел в камне десять геро­ев, кото­рые, рискуя жиз­нью, осво­бо­ди­ли эту пла­не­ту от злоб­ных хомя­ков-дра­чи. Кста­ти это мемо­ри­ал уни­ка­лен — един­ствен­ный на Зем­ле и един­ствен­ный во всей Феде­ра­ции из нату­раль­но­го мра­мо­ра. Мил­ли­о­ны копий из угле­ро­ди­стой пены уста­нов­ле­ны во всех горо­дах, насе­ле­ние кото­рых более чем на десять про­цен­тов состо­ит из зем­лян.


— А рас­ска­жи­те пожа­луй­ста «Леген­ду о Кай­фо­нав­тах», — Маль­чик лет четыр­на­дца­ти  про­тис­нул­ся в пер­вый ряд. Оде­тый, как и все дети его воз­раст­ной груп­пы, в оран­же­вый ком­би­не­зон. — Рас­ска­же­те? — Повто­рил он.
— Эту сказ­ку все уже мно­го раз слы­ша­ли, — экс­кур­со­во­ду явно не хоте­лось, дале­ко не в пер­вый раз за эту неде­лю, рас­ска­зы­вать про Кай­фо­нав­тов.
— Ну пожа­луй­ста! — немно­го настой­чи­вее повто­рил маль­чик.
— Лад­но, сей­час толь­ко при­пом­ню… Да вы уже сто раз слы­ша­ли эту исто­рию, сто­ит ли повто­рять?

Маль­чик про­дол­жал свер­лить экс­кур­со­во­да жалоб­ным взгля­дом.

— Но учти­те, — про­дол­жи­ла экс­кур­со­вод, — это всё толь­ко леген­да и ниче­го боль­ше. Да и во всех подроб­но­стях рас­ска­зы­вать я её не буду, толь­ко общий смысл. Итак: «В ста­ро­дав­ние вре­ме­на, когда люди ещё жили отдель­ны­ми общи­на­ми-госу­дар­ства­ми и не уме­ли летать даль­ше Луны, а тра­вы было так мно­го, что ею даже кор­ми­ли таких леген­дар­ных живот­ных как лошадь, коро­ва, гусе­ни­ца и мно­гих дру­гих… Так вот, вре­мя это было тём­ным и люди все жили порознь, отго­ро­див­шись друг от дру­га. В одном из госу­дарств того вре­ме­ни — Рос­сии и роди­лись два вели­ких вои­на. В одном горо­де, в один год, пошли учить­ся в одну шко­лу, рос­ли вме­сте. Вме­сте слу­жи­ли и вме­сте отслу­жи­ли. Хоте­ли после армии в поли­ти­ку пой­ти, что­бы людям помочь. Но не дошли: при­ле­те­ли злоб­ные хомя­ки — дра­чи и захва­ти­ли всех людей в плен. Хоро­шо что ][bln и SDA в это вре­мя были в отъ­ез­де и в плен не попа­ли, а укры­лись в лесах. ][bln добы­вал еду, а SDA целы­ми дня­ми меди­ти­ро­вал, пыта­ясь отыс­кать источ­ник силы, кото­рый помог бы им одо­леть ковар­ных хомя­ков. Через мно­го дней най­ден был чело­век, кото­рый мог знать, где нахо­дит­ся источ­ник. Кай­фо­нав­ты про­де­ла­ли дол­гий путь, что­бы встре­тить­ся с ним. Муд­рец Миха­лыч сра­зу понял, что перед ним буду­щие спа­си­те­ли чело­ве­че­ства и сей час про­вёл их ко вхо­ду в пеще­ру, веду­щую к вол­шеб­ной воде.

— А сам ты не хочешь пой­ти? — спро­сил у него ][bln.
— Нет — отве­тил ста­рец, — вам одним суж­де­но побы­вать в нед­рах и вый­ти отту­да живы­ми.

Герои отваж­но спу­сти­лись в нед­ра ска­лы и встре­ти­ли там Стра­жа источ­ни­ка. SDA побе­дил его и Кай­фо­нав­ты нако­нец про­ник­ли в зал, мно­гие тыся­че­ле­тия хра­ня­щий чашу, напол­ня­ю­щу­ю­ся маги­че­ской жид­ко­стью. Все эти годы ни одно живое суще­ство не побы­ва­ло здесь. Чаша дав­ным дав­но пере­пол­ни­лась, а живая вода пре­вра­ти­ла огром­ный зал в под­зем­ное озе­ро. Один гло­ток, и герои огнен­ны­ми вих­ря­ми вырва­лись из под­зе­ме­лья в серое небо, что­бы отту­да обру­шить­ся на голо­вы про­кля­тых хомя­ков. После того, как акт изгна­ния дра­чи был совер­шен, Кай­фо­нав­ты вер­ну­лись в пеще­ру, заня­ли место Стра­жа и погру­зи­лись в глу­бо­кий сон, про­бу­дить­ся от кото­ро­го им суж­де­но тогда, когда само­му вре­ме­ни будет угод­но. Конец исто­рии.»

В груп­пе посе­ти­те­лей музея негром­ко зашеп­та­лись.

— Кру­то! — маль­чик с вос­тор­гом в гла­зах смот­рел на рас­сказ­чи­ка. — а про­дол­же­ние есть?
— Про­дол­же­ние будет тогда, когда Кай­фо­нав­ты проснут­ся. Зна­ешь такую посло­ви­цу? — поучи­тель­но сооб­щи­ла экс­кур­со­вод. — На этой ска­зоч­ной ноте, — обра­ти­лась она уже к экс­кур­си­он­ной груп­пе, — завер­шим зна­ком­ство с музе­ем. У вас есть вре­мя подроб­нее изу­чить наи­бо­лее понра­вив­ши­е­ся экс­по­на­ты.

Груп­па ста­ла мед­лен­но раз­бре­дать­ся. Кто-то задер­жал­ся, что­бы кинуть ещё один взгляд на мону­мент Осво­бо­ди­те­лям. В кон­це кон­цов у памят­ни­ка остал­ся один маль­чик, кото­рый решил рас­смот­реть ком­по­зи­цию во всех подроб­но­стях. Насколь­ко поз­во­лял ему невы­со­кий рост, он поста­рал­ся огля­деть и запом­нить каж­дую деталь. На зад­нем кар­мане джин­сов край­не­го лево­го бой­ца обна­ру­жи­лось клей­мо скуль­пто­ра: штрих код, содер­жа­щий в себе имя твор­ца, дату созда­ния и номер сер­ти­фи­ка­та соб­ствен­ни­ка. Чуть выше, на нашив­ке, под кото­рую был про­пу­щен камен­ный ремень, сто­я­ла цена — 500000 cr. Гла­за маль­чи­ка момен­таль­но сде­ла­лись втрое боль­ше от тако­го коли­че­ства нулей(средний годо­вой зара­бо­ток опе­ра­то­ра — 500 cr.)

Музей рас­по­ла­гал­ся лишь на пер­вых трёх уров­нях Зем­ля­но­го горо­да. Жите­ли осталь­ные две­на­дца­ти пре­крас­но обхо­ди­лись без пери­о­ди­че­ско­го созер­ца­ния куль­тур­ных цен­но­стей. Огром­ные меха­ни­че­ские часы про­би­ли три и по все­му зда­нию раз­нес­лась вели­ко­леп­ная мело­дия кри­стал­лов Фомаль­гау­та. В купо­ле музея нахо­дил­ся уни­каль­ный гео­мет­ри­че­ский вит­раж, скон­стру­и­ро­ван­ный из пою­щих кри­стал­лов, при­ве­зен­ных из коро­лев­ства Фомаль­гаут. Сна­ру­жи вит­раж рас­по­ла­гал­ся в углуб­ле­нии так, что сол­неч­ные лучи, всё это вре­мя под­би­рав­ши­е­ся к сво­е­му музы­каль­но­му инстру­мен­ту, теперь сот­ней радуг опу­та­ли всё про­стран­ство музея, а сам кри­сталл «запел».

Послу­шав музы­ку, маль­чик в послед­ний раз обо­шел памят­ник и отпра­вил­ся к выхо­ду на уро­вень «C». Уро­вень «С» — Элит­ный барак. Кло­пов­ник для интел­лек­ту­а­лов: мно­го­чис­лен­ные узкие пере­хо­ды и меж­этаж­ные пан­ду­сы. Два обшир­ных про­гу­лоч­ных зала с дерев­ца­ми, фон­та­на­ми и мяг­ки­ми ска­мья­ми почти все­гда пусты. Ино­гда ночью(в фазу отды­ха) наи­бо­лее изму­чен­ные жите­ли поз­во­ля­ли себе поси­деть немно­го воз­ле фон­та­на, гля­дя на капель­ки воды, искря­щи­е­ся в све­те газо­вых ламп. Люди с крас­ны­ми выпу­чен­ны­ми гла­за­ми без век и взъеро­шен­ны­ми воло­са­ми, рас­сла­бив­шись всем телом, пыта­ют­ся дышать ров­но и тут же засы­па­ют. Насе­ле­ние уров­ня «С» в основ­ном состо­ит из выше­упо­мя­ну­тых опе­ра­то­ров и буте­ров. Зада­ча пер­вых — мони­то­ринг про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов, вто­ро­сте­пен­ные рас­че­ты соот­вет­ству­ю­ще­го коэф­фи­ци­ен­та слож­но­сти и кор­рек­ти­ров­ка адре­са­ции про­цес­сов. А цель вто­рых — загруз­ка на испол­не­ние вто­ро­сте­пен­ных про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов и рас­че­тов.

Но вер­нём­ся к маль­чи­ку. До тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та Цей­су оста­ва­лось ещё два года, и систе­ма адап­та­ции уже выде­ли­ла ему отдель­ную ком­на­ту с удоб­ства­ми, но ещё не успе­ла отнять сво­бо­ду дей­ствий. Для Цей­са и тро­их его дру­зей сего­дня был важ­ный день. Этой ночью им пред­сто­я­ла вели­кая вылаз­ка, и сто­и­ло под­го­то­вить­ся к ней зара­нее. Пётр ска­зал, что у него есть зна­ко­мый на седь­мом уровне. Отец это­го зна­ко­мо­го рабо­та­ет на про­клад­ке новых сек­ций. Пётр обе­щал достать у него «лягуш­ку», но тре­бо­ва­лись вещи для обме­на: кла­ви­а­ту­ру с тер­ми­на­ла опе­ра­то­ра и ред­кую пяти­ко­неч­ную шестер­ню, кото­рые и пред­сто­я­ло добыть Цей­су. До вече­ра было ещё дале­ко и маль­чик напра­вил­ся к себе домой.

Дети уров­ня «С» жили без роди­те­лей. До один­на­дца­ти лет они вос­пи­ты­ва­лись в общем амфи­те­ат­ре, а затем каж­до­му выде­ля­лась отдель­ная квар­ти­ра-ком­на­та, в кото­рой он про­жи­вал оста­ток сво­их дней.

До профори­ен­та­ции Цей­су оста­ва­лось ещё два года(ему было 15), и денег он не зара­ба­ты­вал. Убран­ство его ком­на­ты отли­ча­лось от пер­во­на­чаль­но­го незна­чи­тель­но: боль­шая кро­вать, несколь­ко поду­шек, сто­лик с подат­чи­ком еды и ком­пью­тер­ный тер­ми­нал для обще­ния и буду­щей рабо­ты. Так­же имел­ся сов­ме­щён­ный сан­узел, обо­ру­до­ван­ный уни­та­зом, рако­ви­ной и душе­вой каби­ной. Из все­го это­го стан­дарт­но­го убран­ства выде­ля­лась само­дель­ная трёх­уров­не­вая пол­ка, устав­лен­ная тро­фе­я­ми, добы­ты­ми Цей­сом в преды­ду­щие вылаз­ки. На ниж­ней пол­ке, рядом со стоп­кой ста­рых цен­ни­ков со вто­ро­го уров­ня сто­ял неболь­шой гор­шо­чек с укро­пом с деся­то­го. На пол­ке выше кра­со­ва­лись шлем про­клад­чи­ка и неболь­шой кри­сталл Фомаль­гау­та, кото­рый уда­лось ста­щить у пило­та на чет­вёр­том уровне. А на тре­тьей, верх­ней, пол­ке нахо­ди­лись самые цен­ные и необыч­ные наход­ки Цей­са, при­не­сён­ные им два дня назад после вылаз­ки на самый ниж­ний — три­на­дца­тый — уро­вень Зем­ля­но­го горо­да — несколь­ко кри­стал­ли­че­ских костей и ред­кая пяти­ко­неч­ная шестер­ня.

Цейс в тысяч­ный раз осмот­рел сокро­ви­ща, полил укроп, достал с верх­ней пол­ки шесте­рён­ку и усел­ся за тер­ми­нал. Четы­ре вхо­дя­щих сооб­ще­ния: одно от Пет­ра, три от нетер­пе­ли­вой Наи и одно от Юзер­нейм. Петр писал, что дого­во­рён­ность с сыном про­клад­чи­ка в силе, вре­мя встре­чи не изме­ни­лось и Ная сна­ча­ла доста­ва­ла его в сети вопро­са­ми о том, ско­ро ли пой­дём, а теперь при­шла к Пет­ру домой и про­дол­жа­ет есть мозг без посред­ни­ков. Три пись­ма от Наи ока­за­лись трой­няш­ка­ми, и спра­ши­ва­ли ров­но то же, что и у Пет­ра. В живо­те у Цей­са встре­пе­ну­лись бабоч­ки — при­шло вре­мя про­чи­тать сооб­ще­ние от Юзер­нейм. Она писа­ла: «При­вет, хоть мы и живём на одном уровне, ты уже вто­рой день не захо­дишь. Чем это таким инте­рес­ным занят? Наде­юсь, не забу­дешь про меня сего­дня?». У Цей­са пере­хва­ти­ло дыха­ние. Спу­стя два­дцать минут тяж­ко­го умствен­но­го тру­да ответ был готов: «Да, были раз­ные дела. Рас­ска­жу при встре­че. Конеч­но я про тебя не забыл. Зай­ду в девять часов». На лбу у пар­ня высту­пил пот. Пет­ру он напи­сал — «Встре­чай­те нас с Юзер­нейм в девять-пят­на­дцать». Оста­ёт­ся ждать, когда насту­пит назна­чен­ное вре­мя. Цейс снял ком­би­не­зон, кинул его в чист­ку и зава­лил­ся спать.

В восемь-трид­цать он встал, одел­ся, достал из-под кро­ва­ти про­дол­го­ва­тый цилин­дри­че­ский пред­мет и вышел из дома. В кори­до­рах все­го уров­ня царил успо­ка­и­ва­ю­щий полу­мрак, давая понять, что насту­пи­ло вре­мя отды­ха. Юзер­нейм жила рядом с одним из залов, и Цейс поспе­шил к ней. Он нёс­ся по кори­до­рам, пере­хо­дам, спус­кам и подъ­ёмам, нале­тая в пово­ро­тах на неук­лю­жие убо­роч­ные боты. Боты совер­шен­но спра­вед­ли­во не люби­ли Цей­са и каж­дый раз при виде его стре­ми­лись как мож­но ско­рее убрать­ся подаль­ше, отфыр­ки­ва­ясь водя­ной моро­сью. Из ред­ких тупи­ков при­зыв­но сия­ли вывес­ки «Лабо­ра­то­рий сна». Вот и квар­ти­ра Юзер­нейм. Не успел Цейс при­кос­нуть­ся к кноп­ке звон­ка, как дверь рас­пах­ну­лась, и кра­си­вые пух­лень­кие губ­ки мимо­лёт­но кос­ну­лись щеки пар­ня. Уши Цей­са запы­ла­ли, а голо­ву запол­нил слад­ко­ва­тый запах, вытес­нив всё осталь­ное. Юзер­нейм — пре­крас­ная сем­на­дца­ти­лет­няя, с раз­ли­чи­мы­ми нево­ору­жен­ным (обез­ору­жен­ным, я бы ска­зал) взгля­дом при­ят­ны­ми жен­ски­ми округ­ло­стя­ми, сто­я­ла в две­рях и по-дет­ски улы­ба­лась. Цейс не знал, куда девать гла­за. Девуш­ка лёг­ким дви­же­ни­ем голо­вы отки­ну­ла назад свои пря­мые чёр­ные воло­сы.

— При­вет!
— Э… при­вет.

Тут нуж­но доба­вить, что Юзер­нейм толь­ко недав­но заве­ла при­выч­ку при­вет­ство­вать Цей­са поце­лу­ем.

— Цейс, ну не стой стол­бом, побе­жа­ли ско­рее к фон­та­ну! — Она ухва­ти­ла его за руку и пота­щи­ла за собой прочь от квар­ти­ры.
— Иду, иду… маль­чик акку­рат­но осво­бо­дил­ся от цеп­ких паль­чи­ков Юзер­нейм и, опе­ре­див её, стрем­глав понёс­ся к фон­та­ну. Но когда он нако­нец выско­чил под свод зала, девуш­ка уже жда­ла его.
— Как это ты так быст­ро? — После тако­го сприн­та парень тяже­ло дышал, упер­шись рука­ми в коле­ни. Юзер­нейм спо­кой­но сто­я­ла рядом и доволь­но улы­ба­лась.
— Места знать надо, — мно­го­зна­чи­тель­но отве­ти­ла она.
— В сле­ду­ю­щий раз я тебя сде­лаю. — муж­ское нача­ло Цей­са было уязв­ле­но тем, что его обо­гна­ла девоч­ка. — Идём дере­во выко­па­ем.

В боль­шом зале туск­лые фона­ри осве­ща­ли лишь неболь­шие круж­ки све­та с диван­чи­ка­ми для отды­ха в них. На про­ти­во­по­лож­ной сто­роне фон­та­на, в одном из таких круж­ков све­та спа­ли, при­ва­лив­шись друг к дру­гу спи­на­ми, два буте­ра. А опе­ра­тор по-сосед­ству вооб­ще сполз на пол и силь­но хра­пел. Цейс и Юзер­нейм тихонь­ко про­шли мимо.

На обрат­ном пути Юзер­нейм нес­ла в руках млю­сень­кий дубок. Про­хо­дя мимо хра­пя­ще­го опе­ра­то­ра Цейс неожи­дан­но оста­но­вил­ся, взял его на руки и поло­жил на диван­чик. Опе­ра­тор лишь глу­бо­ко вздох­нул.

— Цейс, пото­ро­пись! — Юзер­нейм ука­за­ла на вин­таж­ные голо­гра­фи­че­ские часы над фон­та­ном. Девять часов десять минут, — Пётр уже ждёт нас.
— Ага. Спо­рим, Ная при­та­щи­ла его на место в восемь сорок пять…

Ребя­та быст­ро пере­сек­ли зал и сно­ва очу­ти­лись на узких улоч­ках уров­ня «С». Теперь им нуж­но было добрать­ся до ста­ро­го мусо­ро­про­во­да. Мусо­ро­про­во­дом дав­ным-дав­но никто не поль­зо­вал­ся, а демон­ти­ро­вать его было невоз­мож­но. Цик­ло­пи­че­ская тру­ба про­ни­зы­ва­ла весь Зем­ля­ной город свер­ху дони­зу, закан­чи­ва­ясь слу­жеб­ным уров­нем-резер­ву­а­ром, обес­пе­чи­ва­ю­щим при­ле­га­ю­щие сель­ско­хо­зяй­ствен­ные уров­ни боль­шей частью необ­хо­ди­мых удоб­ре­ний.

Сно­ва нача­лась гон­ка. Цейс нёс­ся сло­мя голо­ву, мыс­лен­но под­го­няя себя — «Быст­рее! Быст­рее!». Но внут­ренне Цейс был уве­рен, что Юзер­нейм уже ждёт его у фини­ша. Вопре­ки ожи­да­ни­ям, воз­ле мусо­ро­про­во­да нико­го не было, и это озна­ча­ло, что Цейс выиг­рал. Он издал побед­ный клич и испол­нил несколь­ко неук­лю­жих мод­ных тан­це­валь­ных па. Затем открыл люк мусо­ро­сбор­ни­ка, загля­нул внутрь и при­кре­пил чер­ный цилиндр, захва­чен­ный из дома, пря­мо у себя над голо­вой на внут­рен­ней сто­роне тру­бы.

— Эгей! — крик­нул он в тру­бу.
— Цейс! Вы нако­нец при­шли! Спус­кай­тесь ско­рее! — Звон­кий голос Наи даже с боль­шо­го рас­сто­я­ния заста­вил Цей­са помор­щить­ся.
— Юзер­нейм ещё нет! Подо­жди­те! Спус­каю лест­ни­цу! — Про­орал в ответ Цейс и потя­нул за чер­ный цилиндр. Тот буд­то бы раз­мяк, но от тру­бы не отва­лил­ся. Цейс напра­вил вяз­кую чер­ную мас­су вниз, ещё немно­го потя­нул, а затем совсем отпу­стил. Чер­ная мас­са нача­ла вытя­ги­вать­ся вер­ти­каль­но вниз попе­ре­мен­но выпус­кая то в одну то в дру­гую сто­ро­ну веточ­ки-сту­пе­ни. Цейс вошел было назад в про­улок что­бы поис­кать Юзер­нейм, как она тут же выско­чи­ла на него из-за угла. Уви­дев Цей­са Юзер­нейм поче­му-то ужас­но сму­ти­лась и быст­ро спря­та­ла лицо, упе­рев руки в коле­ни, буд­то бы пыта­ясь отды­шать­ся.
— Ю… Юзер­нейм, что слу­чи­лось?
— Я… я заблу­ди­лась, — тихо ска­за­ла девуш­ка, отча­ян­но крас­нея.
— Что? — Цейс не пове­рил сво­им ушам, — Заблу­ди­лась? Не может быть… нет, ты что прав­да заблу­ди­лась?! — Цей­са согну­ло попо­лам от неудер­жи­мо­го хохо­та.
— Ниче­го смеш­но­го. Цейс, пре­кра­ти сме­ять­ся!
— Лад­но, лад­но. Но это же так смеш­но — Юзер­нейм заблу­ди­лась прак­ти­че­ски в соб­ствен­ной ком­на­те!
— Цейс!
— Всё, всё, уже мол­чу… Ну это надо же такое…
— Це-е-ейс!
— Да всё уже, — едва парень отвер­нул­ся от сер­ди­той подру­ги как та вле­пи­ла ему смач­ную затре­щи­ну, — Эй!
— Попро­буй толь­ко ска­жи что-нибудь Пет­ру или Нае, — при­гро­зи­ла Юзер­нейм.
— Слу­ша­юсь и пови­ну­юсь. — И тут же чуть не пой­мал вто­рой под­за­тыль­ник. — Ну, я пожа­луй пой­ду, — ска­зал Цейс, гля­дя на зев мусо­ро­про­во­да.
— Нет, сна­ча­ла я. Ты спус­кал­ся пер­вым в про­шлый раз.

Когда девуш­ка скры­лась из виду, Цейс рас­сла­бил­ся и облег­чен­но вздох­нул. Вне поля её зре­ния он чув­ство­вал себя намно­го уве­рен­нее. Выждав неко­то­рое вре­мя, Цейс подо­шел к «вход­но­му» отвер­стию и загля­нул в него. Сумрач­ный силу­эт Юзер­нейм вид­нел­ся уже воз­ле выхо­да на Уро­вень 1. Когда она выбра­лась из тру­бы нару­жу, послы­шал­ся голос Наи:

— Цейс, можешь спус­кать­ся!

При­выч­ным дви­же­ни­ем парень заско­чил на ниж­нюю кром­ку отвер­стия мусо­ро­про­во­да, затем ухва­тил­ся за ствол лест­ни­цы, обер­нул­ся, плот­но при­крыл за собой люк и быст­ро побе­жал по сту­пе­ням вниз, лов­ко пере­би­рая рука­ми и нога­ми.

— Ура, ура! Вот и он! — закри­ча­ла Ная, как толь­ко Цейс выбрал­ся нару­жу. Она лежа­ла на полу рядом с мусо­ро­про­во­дом и одной ногой опи­сы­ва­ла в воз­ду­хе кру­ги. Пётр про­ти­рал угол­ком руба­хи люби­мые ссолн­це­за­щит­ные очки, а Юзер­нейм поправ­ля­ла на себе обыч­ную одеж­ду жите­лей ниж­них уров­ней, при­не­сён­ную Наей и Пер­том: Обтя­ги­ва­ю­щая маеч­ка млад­шей сест­ры Пет­ра и ста­рые , быв­шие рань­ше ком­би­не­зо­ном, широ­чен­ные рабо­чие шта­ны отца Наи. На ногах её кра­со­ва­лись люби­мые, с боль­шим тру­дом добы­тые и береж­но хра­ни­мые Наей потёр­тые кеды.

— Твоя одеж­да, — Пётр извлёк свёр­ток из рюк­за­ка и пере­дал его Цей­су. За бли­жай­шим углом Цейс полу­чил воз­мож­ность спо­кой­но пере­одеть­ся в такие же шта­ны, как у Юзер­нейм, чёр­ную водо­лаз­ку, чер­ный кожа­ный жилет с метал­ли­че­ской пла­сти­ной на левом пле­че и армей­ские ботин­ки охра­ны Горо­да.

Задер­жи­вать­ся на пер­вом уровне ком­па­ния дру­зей не ста­ла. Кро­ме крыс и Пер­со­ни­фи­ка­то­ров тут прак­ти­че­ски никто не жил. Вре­мя от вре­ме­ни на этот уро­вень под­ни­ма­лись уми­рать устав­шие от суе­ты ниж­не­го мира ста­ри­ки. Погла­зев немно­го на мате­ма­ти­че­ский вальс испо­лин­ских кон­тей­не­ров, в доках на пятом уровне, дру­зья дви­ну­лись ещё ниже.

Хотя по логи­ке вещей седь­мой уро­вень, насе­лён­ный спе­ци­а­ли­ста­ми стро­и­тель­ных спе­ци­аль­но­стей, дол­жен был выгля­деть эта­ло­ном архи­тек­тур­но­го изя­ще­ства и образ­цом пра­виль­ных форм, он пред­став­лял собой нево­об­ра­зи­мое нагро­мож­де­ние. Буд­то гигант­ский малыш раз­бро­сал тут свой кон­струк­тор и убе­жал, оста­вив неле­пые дет­ские подел­ки раз­но­об­раз­ных форм и раз­ме­ров валять­ся как попа­ло. Бло­ки лепи­лись один к дру­го­му и гро­моз­ди­лись кри­во­бо­ки­ми гора­ми безо вся­ко­го, на пер­вый взгляд, ува­же­ния к физи­ке. Того и гля­ди обва­лят­ся тебе на голо­ву. Най­ти дом зна­ко­мо­го Пет­ра не соста­ви­ло осо­бо­го тру­да. Пётр точ­но знал, куда идти, хотя неко­то­рых ори­ен­ти­ров на месте не ока­за­лось. После обме­на кла­ви­а­ту­ры и шестер­ни на «лягуш­ку» сно­ва пред­сто­я­ло лезть через мусо­ро­про­вод в сель­ско­хо­зяй­ствен­ный блок.

Нора – имен­но так назы­ва­ли сель­хоз­блок мест­ные оби­та­те­ли. Все корен­ные жите­ли сель­хоз­бло­ка были  невы­со­ки ростом и широ­ко­пле­чи. Одна­ко на этом их сход­ства закан­чи­ва­лись. В свет­лых сухих рай­о­нах жили заго­ре­лые и жили­стые люди, работ­ни­ки гриб­ных ферм похо­ди­ли на лысых лабо­ра­тор­ных мышей: блед­но­ко­жие, под­сле­по­ва­тые на све­ту они посто­ян­но тяну­лись к тебе носом, как бы при­ню­хи­ва­ясь. Смот­ри­те­ли влаж­ных и жар­ких кис­ло­род­ных теп­лиц похо­ди­ли на пот­ных жаб: груз­ные и тон­ко­ко­жие они мед­лен­но про­гу­ли­ва­лись меж­ду ряда­ми гид­ро­по­ни­ки или, отры­ви­сто взды­хая, сле­ди­ли за пока­за­ни­я­ми при­бо­ров. Одна­жды на рын­ке один­на­дца­то­го уров­ня Цейс слы­шал исто­рию про чело­ве­ка с гри­ба­ми на щеках, и ещё одну про леше­го – тоже чело­ве­ка, толь­ко все­го порос­ше­го мхом.

Но путь Цей­са и дру­зей лежал по краю сель­хоз­бло­ка: на слу­жеб­ном лиф­те вниз, до само­го три­на­дца­то­го уров­ня.

- Эй, Пет­ро, когда уже про­ка­тишь нас на сво­ём кос­мо­лё­те? – спро­си­ла вдруг Ная, про­ез­жая девя­тый уро­вень.
Пётр сде­лал. вид, что не услы­шал вопро­са.
– Дол­го ещё копить оста­лось, а?
– Копил бы быст­рее, если бы ты не стре­ля­ла у меня на еду каж­дую неде­лю. – Пока Ная и Пётр пре­пи­ра­лись, Цейс и Юзер­нейм тихонь­ко раз­го­ва­ри­ва­ли в дру­гом углу лиф­та:
– Юзер­нейм, кем ты хочешь стать?
– Ты о профори­ен­та­ции?

Надо­е­ло пилить этот рас­сказ. Я из него вырос. Конец.

Поде­лить­ся:

Добавить комментарий

Поля "Имя" и "E-mail" - не обязательные