Кайфонавты. Эпизод II: Пространственно-временной.

TL;DR — Я вырос из этого рассказа и не хочу его доделывать.
Первая часть

1. «Легенда…»

— Прошу вас, сюда. Мы находимся в последнем зале нашей экскурсии. Главным экспонатом здесь является «Мемориал воинам-освободителям». Как видите, скульптор запечатлел в камне десять героев, которые, рискуя жизнью, освободили эту планету от злобных хомяков-драчи. Кстати это мемориал уникален — единственный на Земле и единственный во всей Федерации из натурального мрамора. Миллионы копий из углеродистой пены установлены во всех городах, население которых более чем на десять процентов состоит из землян.

— А расскажите пожалуйста «Легенду о Кайфонавтах», — Мальчик лет четырнадцати  протиснулся в первый ряд. Одетый, как и все дети его возрастной группы, в оранжевый комбинезон. — Расскажете? — Повторил он.

— Эту сказку все уже много раз слышали, — экскурсоводу явно не хотелось, далеко не в первый раз за эту неделю, рассказывать про Кайфонавтов.

— Ну пожалуйста! — немного настойчивее повторил мальчик.

— Ладно, сейчас только припомню… Да вы уже сто раз слышали эту историю, стоит ли повторять?

Мальчик продолжал сверлить экскурсовода жалобным взглядом.

— Но учтите, — продолжила экскурсовод, — это всё только легенда и ничего больше. Да и во всех подробностях рассказывать я её не буду, только общий смысл. Итак: «В стародавние времена, когда люди ещё жили отдельными общинами-государствами и не умели летать дальше Луны, а травы было так много, что ею даже кормили таких легендарных животных как лошадь, корова, гусеница и многих других… Так вот, время это было тёмным и люди все жили порознь, отгородившись друг от друга. В одном из государств того времени — России и родились два великих воина. В одном городе, в один год, пошли учиться в одну школу, росли вместе. Вместе служили и вместе отслужили. Хотели после армии в политику пойти, чтобы людям помочь. Но не дошли: прилетели злобные хомяки — драчи и захватили всех людей в плен. Хорошо что ][bln и SDA в это время были в отъезде и в плен не попали, а укрылись в лесах. ][bln добывал еду, а SDA целыми днями медитировал, пытаясь отыскать источник силы, который помог бы им одолеть коварных хомяков. Через много дней найден был человек, который мог знать, где находится источник. Кайфонавты проделали долгий путь, чтобы встретиться с ним. Мудрец Михалыч сразу понял, что перед ним будущие спасители человечества и сей час провёл их ко входу в пещеру, ведущую к волшебной воде.

— А сам ты не хочешь пойти? — спросил у него ][bln.

— Нет — ответил старец, — вам одним суждено побывать в недрах и выйти оттуда живыми.

Герои отважно спустились в недра скалы и встретили там Стража источника. SDA победил его и Кайфонавты наконец проникли в зал, многие тысячелетия хранящий чашу, наполняющуюся магической жидкостью. Все эти годы ни одно живое существо не побывало здесь. Чаша давным давно переполнилась, а живая вода превратила огромный зал в подземное озеро. Один глоток, и герои огненными вихрями вырвались из подземелья в серое небо, чтобы оттуда обрушиться на головы проклятых хомяков. После того, как акт изгнания драчи был совершен, Кайфонавты вернулись в пещеру, заняли место Стража и погрузились в глубокий сон, пробудиться от которого им суждено тогда, когда самому времени будет угодно. Конец истории.»

В группе посетителей музея негромко зашептались.

— Круто! — мальчик с восторгом в глазах смотрел на рассказчика. — а продолжение есть?

— Продолжение будет тогда, когда Кайфонавты проснутся. Знаешь такую пословицу? — поучительно сообщила экскурсовод. — На этой сказочной ноте, — обратилась она уже к экскурсионной группе, — завершим знакомство с музеем. У вас есть время подробнее изучить наиболее понравившиеся экспонаты.

Группа стала медленно разбредаться. Кто-то задержался, чтобы кинуть ещё один взгляд на монумент Освободителям. В конце концов у памятника остался один мальчик, который решил рассмотреть композицию во всех подробностях. Насколько позволял ему невысокий рост, он постарался оглядеть и запомнить каждую деталь. На заднем кармане джинсов крайнего левого бойца обнаружилось клеймо скульптора: штрих код, содержащий в себе имя творца, дату создания и номер сертификата собственника. Чуть выше, на нашивке, под которую был пропущен каменный ремень, стояла цена — 500000 cr. Глаза мальчика моментально сделались втрое больше от такого количества нулей(средний годовой заработок оператора — 500 cr.)

Музей располагался лишь на первых трёх уровнях Земляного города. Жители остальные двенадцати прекрасно обходились без периодического созерцания культурных ценностей. Огромные механические часы пробили три и по всему зданию разнеслась великолепная мелодия кристаллов Фомальгаута. В куполе музея находился уникальный геометрический витраж, сконструированный из поющих кристаллов, привезенных из королевства Фомальгаут. Снаружи витраж располагался в углублении так, что солнечные лучи, всё это время подбиравшиеся к своему музыкальному инструменту, теперь сотней радуг опутали всё пространство музея, а сам кристалл «запел».

Послушав музыку, мальчик в последний раз обошел памятник и отправился к выходу на уровень «C». Уровень «С» — Элитный барак. Клоповник для интеллектуалов: многочисленные узкие переходы и межэтажные пандусы. Два обширных прогулочных зала с деревцами, фонтанами и мягкими скамьями почти всегда пусты. Иногда ночью(в фазу отдыха) наиболее измученные жители позволяли себе посидеть немного возле фонтана, глядя на капельки воды, искрящиеся в свете газовых ламп. Люди с красными выпученными глазами без век и взъерошенными волосами, расслабившись всем телом, пытаются дышать ровно и тут же засыпают. Население уровня «С» в основном состоит из вышеупомянутых операторов и бутеров. Задача первых — мониторинг производственных процессов, второстепенные расчеты соответствующего коэффициента сложности и корректировка адресации процессов. А цель вторых — загрузка на исполнение второстепенных производственных процессов и расчетов.

Но вернёмся к мальчику. До трудоспособного возраста Цейсу оставалось ещё два года, и система адаптации уже выделила ему отдельную комнату с удобствами, но ещё не успела отнять свободу действий. Для Цейса и троих его друзей сегодня был важный день. Этой ночью им предстояла великая вылазка, и стоило подготовиться к ней заранее. Пётр сказал, что у него есть знакомый на седьмом уровне. Отец этого знакомого работает на прокладке новых секций. Пётр обещал достать у него «лягушку», но требовались вещи для обмена: клавиатуру с терминала оператора и редкую пятиконечную шестерню, которые и предстояло добыть Цейсу. До вечера было ещё далеко и мальчик направился к себе домой.

Дети уровня «С» жили без родителей. До одиннадцати лет они воспитывались в общем амфитеатре, а затем каждому выделялась отдельная квартира-комната, в которой он проживал остаток своих дней.

До профориентации Цейсу оставалось ещё два года(ему было 15), и денег он не зарабатывал. Убранство его комнаты отличалось от первоначального незначительно: большая кровать, несколько подушек, столик с податчиком еды и компьютерный терминал для общения и будущей работы. Также имелся совмещённый санузел, оборудованный унитазом, раковиной и душевой кабиной. Из всего этого стандартного убранства выделялась самодельная трёхуровневая полка, уставленная трофеями, добытыми Цейсом в предыдущие вылазки. На нижней полке, рядом со стопкой старых ценников со второго уровня стоял небольшой горшочек с укропом с десятого. На полке выше красовались шлем прокладчика и небольшой кристалл Фомальгаута, который удалось стащить у пилота на четвёртом уровне. А на третьей, верхней, полке находились самые ценные и необычные находки Цейса, принесённые им два дня назад после вылазки на самый нижний — тринадцатый — уровень Земляного города — несколько кристаллических костей и редкая пятиконечная шестерня.

Цейс в тысячный раз осмотрел сокровища, полил укроп, достал с верхней полки шестерёнку и уселся за терминал. Четыре входящих сообщения: одно от Петра, три от нетерпеливой Наи и одно от Юзернейм. Петр писал, что договорённость с сыном прокладчика в силе, время встречи не изменилось и Ная сначала доставала его в сети вопросами о том, скоро ли пойдём, а теперь пришла к Петру домой и продолжает есть мозг без посредников. Три письма от Наи оказались тройняшками, и спрашивали ровно то же, что и у Петра. В животе у Цейса встрепенулись бабочки — пришло время прочитать сообщение от Юзернейм. Она писала: «Привет, хоть мы и живём на одном уровне, ты уже второй день не заходишь. Чем это таким интересным занят? Надеюсь, не забудешь про меня сегодня?». У Цейса перехватило дыхание. Спустя двадцать минут тяжкого умственного труда ответ был готов: «Да, были разные дела. Расскажу при встрече. Конечно я про тебя не забыл. Зайду в девять часов». На лбу у парня выступил пот. Петру он написал — «Встречайте нас с Юзернейм в девять-пятнадцать». Остаётся ждать, когда наступит назначенное время. Цейс снял комбинезон, кинул его в чистку и завалился спать.

В восемь-тридцать он встал, оделся, достал из-под кровати продолговатый цилиндрический предмет и вышел из дома. В коридорах всего уровня царил успокаивающий полумрак, давая понять, что наступило время отдыха. Юзернейм жила рядом с одним из залов, и Цейс поспешил к ней. Он нёсся по коридорам, переходам, спускам и подъёмам, налетая в поворотах на неуклюжие уборочные боты. Боты совершенно справедливо не любили Цейса и каждый раз при виде его стремились как можно скорее убраться подальше, отфыркиваясь водяной моросью. Из редких тупиков призывно сияли вывески «Лабораторий сна». Вот и квартира Юзернейм. Не успел Цейс прикоснуться к кнопке звонка, как дверь распахнулась, и красивые пухленькие губки мимолётно коснулись щеки парня. Уши Цейса запылали, а голову заполнил сладковатый запах, вытеснив всё остальное. Юзернейм — прекрасная семнадцатилетняя, с различимыми невооруженным (обезоруженным, я бы сказал) взглядом приятными женскими округлостями, стояла в дверях и по-детски улыбалась. Цейс не знал, куда девать глаза. Девушка лёгким движением головы откинула назад свои прямые чёрные волосы.

— Привет!

— Э… привет.

Тут нужно добавить, что Юзернейм только недавно завела привычку приветствовать Цейса поцелуем.

— Цейс, ну не стой столбом, побежали скорее к фонтану! — Она ухватила его за руку и потащила за собой прочь от квартиры.

— Иду, иду… мальчик аккуратно освободился от цепких пальчиков Юзернейм и, опередив её, стремглав понёсся к фонтану. Но когда он наконец выскочил под свод зала, девушка уже ждала его.

— Как это ты так быстро? — После такого спринта парень тяжело дышал, упершись руками в колени. Юзернейм спокойно стояла рядом и довольно улыбалась.

— Места знать надо, — многозначительно ответила она.

— В следующий раз я тебя сделаю. — мужское начало Цейса было уязвлено тем, что его обогнала девочка. — Идём дерево выкопаем.

В большом зале тусклые фонари освещали лишь небольшие кружки света с диванчиками для отдыха в них. На противоположной стороне фонтана, в одном из таких кружков света спали, привалившись друг к другу спинами, два бутера. А оператор по-соседству вообще сполз на пол и сильно храпел. Цейс и Юзернейм тихонько прошли мимо.

На обратном пути Юзернейм несла в руках млюсенький дубок. Проходя мимо храпящего оператора Цейс неожиданно остановился, взял его на руки и положил на диванчик. Оператор лишь глубоко вздохнул.

— Цейс, поторопись! — Юзернейм указала на винтажные голографические часы над фонтаном. Девять часов десять минут, — Пётр уже ждёт нас.

— Ага. Спорим, Ная притащила его на место в восемь сорок пять…

Ребята быстро пересекли зал и снова очутились на узких улочках уровня «С». Теперь им нужно было добраться до старого мусоропровода. Мусоропроводом давным-давно никто не пользовался, а демонтировать его было невозможно. Циклопическая труба пронизывала весь Земляной город сверху донизу, заканчиваясь служебным уровнем-резервуаром, обеспечивающим прилегающие сельскохозяйственные уровни большей частью необходимых удобрений.

Снова началась гонка. Цейс нёсся сломя голову, мысленно подгоняя себя — «Быстрее! Быстрее!». Но внутренне Цейс был уверен, что Юзернейм уже ждёт его у финиша. Вопреки ожиданиям, возле мусоропровода никого не было, и это означало, что Цейс выиграл. Он издал победный клич и исполнил несколько неуклюжих модных танцевальных па. Затем открыл люк мусоросборника, заглянул внутрь и прикрепил черный цилиндр, захваченный из дома, прямо у себя над головой на внутренней стороне трубы.

— Эгей! — крикнул он в трубу.

— Цейс! Вы наконец пришли! Спускайтесь скорее! — Звонкий голос Наи даже с большого расстояния заставил Цейса поморщиться.

— Юзернейм ещё нет! Подождите! Спускаю лестницу! — Проорал в ответ Цейс и потянул за черный цилиндр. Тот будто бы размяк, но от трубы не отвалился. Цейс направил вязкую черную массу вниз, ещё немного потянул, а затем совсем отпустил. Черная масса начала вытягиваться вертикально вниз попеременно выпуская то в одну то в другую сторону веточки-ступени. Цейс вошел было назад в проулок чтобы поискать Юзернейм, как она тут же выскочила на него из-за угла. Увидев Цейса Юзернейм почему-то ужасно смутилась и быстро спрятала лицо, уперев руки в колени, будто бы пытаясь отдышаться.
— Ю… Юзернейм, что случилось?
— Я… я заблудилась, — тихо сказала девушка, отчаянно краснея.
— Что? — Цейс не поверил своим ушам, — Заблудилась? Не может быть… нет, ты что правда заблудилась?! — Цейса согнуло пополам от неудержимого хохота.
— Ничего смешного. Цейс, прекрати смеяться!
— Ладно, ладно. Но это же так смешно — Юзернейм заблудилась практически в собственной комнате!
— Цейс!
— Всё, всё, уже молчу… Ну это надо же такое…
— Це-е-ейс!
— Да всё уже, — едва парень отвернулся от сердитой подруги как та влепила ему смачную затрещину, — Эй!
— Попробуй только скажи что-нибудь Петру или Нае, — пригрозила Юзернейм.
— Слушаюсь и повинуюсь. — И тут же чуть не поймал второй подзатыльник. — Ну, я пожалуй пойду, — сказал Цейс, глядя на зев мусоропровода.
— Нет, сначала я. Ты спускался первым в прошлый раз.

Когда девушка скрылась из виду, Цейс расслабился и облегченно вздохнул. Вне поля её зрения он чувствовал себя намного увереннее. Выждав некоторое время, Цейс подошел к «входному» отверстию и заглянул в него. Сумрачный силуэт Юзернейм виднелся уже возле выхода на Уровень 1. Когда она выбралась из трубы наружу, послышался голос Наи:

— Цейс, можешь спускаться!

Привычным движением парень заскочил на нижнюю кромку отверстия мусоропровода, затем ухватился за ствол лестницы, обернулся, плотно прикрыл за собой люк и быстро побежал по ступеням вниз, ловко перебирая руками и ногами.

— Ура, ура! Вот и он! — закричала Ная, как только Цейс выбрался наружу. Она лежала на полу рядом с мусоропроводом и одной ногой описывала в воздухе круги. Пётр протирал уголком рубахи любимые ссолнцезащитные очки, а Юзернейм поправляла на себе обычную одежду жителей нижних уровней, принесённую Наей и Пертом: Обтягивающая маечка младшей сестры Петра и старые , бывшие раньше комбинезоном, широченные рабочие штаны отца Наи. На ногах её красовались любимые, с большим трудом добытые и бережно хранимые Наей потёртые кеды.

— Твоя одежда, — Пётр извлёк свёрток из рюкзака и передал его Цейсу. За ближайшим углом Цейс получил возможность спокойно переодеться в такие же штаны, как у Юзернейм, чёрную водолазку, черный кожаный жилет с металлической пластиной на левом плече и армейские ботинки охраны Города.

Задерживаться на первом уровне компания друзей не стала. Кроме крыс и Персонификаторов тут практически никто не жил. Время от времени на этот уровень поднимались умирать уставшие от суеты нижнего мира старики. Поглазев немного на математический вальс исполинских контейнеров, в доках на пятом уровне, друзья двинулись ещё ниже.

Хотя по логике вещей седьмой уровень, населённый специалистами строительных специальностей, должен был выглядеть эталоном архитектурного изящества и образцом правильных форм, он представлял собой невообразимое нагромождение. Будто гигантский малыш разбросал тут свой конструктор и убежал, оставив нелепые детские поделки разнообразных форм и размеров валяться как попало. Блоки лепились один к другому и громоздились кривобокими горами безо всякого, на первый взгляд, уважения к физике. Того и гляди обвалятся тебе на голову. Найти дом знакомого Петра не составило особого труда. Пётр точно знал, куда идти, хотя некоторых ориентиров на месте не оказалось. После обмена клавиатуры и шестерни на «лягушку» снова предстояло лезть через мусоропровод в сельскохозяйственный блок.

Нора — именно так называли сельхозблок местные обитатели. Все коренные жители сельхозблока были  невысоки ростом и широкоплечи. Однако на этом их сходства заканчивались. В светлых сухих районах жили загорелые и жилистые люди, работники грибных ферм походили на лысых лабораторных мышей: бледнокожие, подслеповатые на свету они постоянно тянулись к тебе носом, как бы принюхиваясь. Смотрители влажных и жарких кислородных теплиц походили на потных жаб: грузные и тонкокожие они медленно прогуливались между рядами гидропоники или, отрывисто вздыхая, следили за показаниями приборов. Однажды на рынке одиннадцатого уровня Цейс слышал историю про человека с грибами на щеках, и ещё одну про лешего — тоже человека, только всего поросшего мхом.

Но путь Цейса и друзей лежал по краю сельхозблока: на служебном лифте вниз, до самого тринадцатого уровня.

— Эй, Петро, когда уже прокатишь нас на своём космолёте? — спросила вдруг Ная, проезжая девятый уровень.
Пётр сделал. вид, что не услышал вопроса.

— Долго ещё копить осталось, а?

— Копил бы быстрее, если бы ты не стреляла у меня на еду каждую неделю. — Пока Ная и Пётр препирались, Цейс и Юзернейм тихонько разговаривали в другом углу лифта:

— Юзернейм, кем ты хочешь стать?

— Ты о профориентации?

Надоело пилить этот рассказ. Я из него вырос. Конец.

Поделиться: